ОКОЛО.

Кто сказал, что кукольные спектакли ставят для детей? И что взрослым там  делать нечего?

Архангельский театр кукол развеял этот миф, представив постановку «Дон Жуан в Венеции», поставленную в традиции западноевропейского кукольного балагана, в стенах питерского Большого Театра Кукол. Спектакль смело можно назвать самой весёлой и жизнеутверждающей постановкой БТК-феста. Режиссёру и з.д.и. РФ Дмитрию Лохову удалось создать кукольный бурлеск с песнями и танцами для взрослых, соединив драму и балаган. В спектакле нашлось место всему: от волшебного фонаря до оперных арий, разумеется, комедийных; от балаганного скоморошества до политической сатиры. Спектакль был тепло встречен не только зрителями, но и приглашенными на фестиваль европейскими продюсерами: многие из них не ожидали столь мастерского умения обращаться с куклами, «не всегда идеального, но в целом очень хорошего», от актеров из относительно небольшого русского города.

«Балаган вечен. Его герои не умирают... Феерическое представление в традициях арлекинады, где песни, танцы, оперные арии и дуэты, торжественные шествия, полёты и чудесные превращения соединяются в бурлесках о Дон Жуане, исполненных куклами на сцене балаганчика ...они только меняют лики и принимают новую форму» — так сам Дмитрий Лохов и его команда говорят о своём детище.

Создателям спектакля удалось сохранить структуру всем известной истории о Дон Жуане, Донне Анне и Командоре, включив в ткань повествования оригинальные сюжетные линии. Главными героями выступили известные зрителю персонажи комедии дель арте – маски Пьеро, Коломбины и Арлекина. В спектакле нет места философским разговорам, не встаёт вопрос о правильности поступков. Зато в нем много сатиры, забавных историй, иронии, трогательных и уморительных сцен. Образ маленькой куколки, жаждущей узреть известного Дон Жуана, запомнится зрителям надолго, а многие фразы директора балаганчика, несомненно, разойдутся на цитаты.

Итак, на сцене балаганчика появляется кукольный директор театра:  «История, свершившаяся в Венеции. К нам едет…. Дон Жуан! Но... где же мои артисты?». В это время Балаганщик, который несколько раз во время спектакля появляется на сцене, оставаясь невидимым для артистов балаганчика, достает из сундучка кукол и складывает их неподвижной кучкой перед недоумевающим директором. Некоторое время куклы лежат смирно, но внезапно вскакивают и начинают куролесить по сцене! «А, вот же они!» — с облегчением восклицает директор, и назначается спектакль.

Новость о прибытии Дон Жуана взбудоражила весь кукольный городок! И пока дамы, не способные скрыть своего восторга, уволакивают нашего героя за сцену в своих цепких объятиях, по городку  бродят озабоченные мужья в ночных колпаках:«Синьор! Вы не знаете, где моя жена? — Нет, Синьор! А вы не знаете, где моя?..». Все встаёт с ног на голову! И лишь невозмутимый гондольер посвящает песню своей гондоле и любимой Венеции.

На подмостки выскакивает взбудораженная кукла маленькой девочки, распевая: «Дон Жуан! Приехал Дон Жуан!».  «Девочка! — строго останавливает ее директор — Иди домой! — Но почему, господин директор? — Ты еще маленькая!». Конечно, словами не передать всей комичности их взаимоотношений, но не сомневайтесь, если вам доведется увидеть постановку, эта девочка станет вашей любимицей. Спектакль разделен на сцены. Перед каждой из сцен директор театра кратко описывает её содержание, сопровождая рассказ ехидными комментариями, неизменно вызывающими хохот в зале. К примеру: «В этой сцене артисты балагана продемонстрируют выдающиеся вокальные способности и непревзойденное искусство фехтования! Ну, как они об этом думают».

О, сколько замечательных сцен ждет зрителя, которому еще предстоит увидеть постановку!  Здесь и «моменто эротик», что вызвал восторг и, одновременно, недоумение у многих зрителей, и страдания несчастного и по-венециански любвеобильного Пьеро, и заседание совета симулякров — тайных правителей Венеции. Но не будем раскрывать всех тайн.

Разгневанные мужья ловят отчаянного любовника в пикантный момент и требуют его судить. В отличие от мира литературы, в кукольном мирке суд снисходительно относится к выходкам Дон Жуана. Как заметчает верховный симулякр – маска правосудия: «порок очевиден, но зато демографическая проблема в Венеции решена!».

Кажется, что угроза миновала, но на свою беду Дон Жуан влюбляется. И в кого? В Коломбину (аналог Донны Анны) — жену Капитана (Командора), одного из симулякров! Свою любовь наш герой находит во время блестящей пародии на Шекспира: Ночь. Балкон. На балконе прекрасная Джулье... Коломбина. Под балконом влюбленный Пьеро.

С незадачливым влюбленным легко расправляется слуга Дон Жуана — Лепорелло. И вот уже хитроумный Жуан занимает его место, выдает себя за Пьеро и увлекает наивную Кломбину в кусты.

Появляется Капитан, застигает любовников врасплох и вступает в схватку с нашим Доном. Жуан закалывает Капитана, но попадает в темницу, на суд симулякров. Те не могут простить ему убийство одного из своих, и, не смотря адвокатские таланты находчивого Лепорелло, любовник становится изгнанником. Но сердцу не прикажешь, и после года странствий по миру, побывав во многих городах, не обойдя даже Россию, герой возвращается в Венецию.

Теперь он убежден, что во всем свете нет женщины прекрасней Коломбины! Коломбина же тем временем отказывает в любви преданному Пьеро и клянется в вечной верности покойному мужу на его могиле. Но, конечно, не может устоять перед обольщением Жуана и соглашается пойти с ним на свидание.

Воодушевленный герой приглашает на свидание и статую покойного Капитана, стремясь показать Коломбине как бессмысленно клясться в любви камню. Но, как и в оригинальной постановке, статуя принимает приглашение и забирает Дона Жуана в ад.

Казалось бы, пришёл конец этой истории. Но не для нашего искусителя. И в аду он найдёт место для любви и утех. В нижней части балаганчика открывается дверца, где среди языков адского пламени невозмутимый Дон Жуан распевает: «Но и в аду себе найду прелестную сеньору»!

На протяжении всего спектакля зал взрывался хохотом, а аплодисментам, казалось, не будет и конца.