БТК-фест Freak case: День пятый

«Стойкий оловянный солдатик»
Компания Штефана Вэя и Городской театр Мейнингена. Режиссер – Тобиас Дж. Леманн

Алексей Гончаренко

Ганс Христиан Андерсен в исполнении Штефана Вэя представляется вторым по известности гражданином Дании после Гамлета, с чем вряд ли готова согласиться детская аудитория. Высокий седовласый и растрепанный господин решил лично рассказать гостям свою сказку и приглашает их послушать ее по-домашнему, расположившись под одеялом. И так немаленькое полотно, многообещающе лежащее на сцене, вырастает в огромный шатер, куда все и входят. Белоснежное шапито Андерсена представляет легковесные тени. Сошедшие со страниц зачитанного фолианта, они, словно воздушные гимнасты, взлетают под купол и скачут со стены на стену. Отказавшись в этой версии от злого тролля, автор тем не менее решается напугать зрителей сценой пожара, когда в шатер проникает дым, языки пламени вытесняют персонажей с уже привычной им поверхности, которая и сама вскоре растворится, оставив зрителей в черном сценическом пространстве. Удивление от театрального чуда скрашивает огорчение от трагического финала.

 

«Kar»
Fekete Seretlek and Studio DAMUZA, Чехия. Режиссер – Матиа Сольце.

Яна Постовалова

Шесть персонажей в поисках автора.

Солнце восходит на востоке. Земля круглая. Мы все когда-нибудь умрем. Умрет и Анна Каренина, даже известно, как именно. Ничего не изменить. Так чего печалиться?! Давайте же пить, веселиться и кутить. Под залихватское "We are going to die" шесть музыкантов за накрытым кружевной скатертью столом провожают Анну Каренину в последний путь. Водка льется рекой (подают ее даже зрителям), музыка гремит, слезы орошают лица. Freak-кабаре, где каждому из толстовских героев соответствует определенный музыкальный инструмент: Вронскому - труба, Анне - виолончель, Официанту - перкуссия, Николаю - аккордеон и скрипка - Каренину, об'единяясь, игсполняют единый, общий для всех погребальный марш. Не марш точнее - вальс. Они кружатся, исполняя danse macabre, и уже не важно, кто виноват, что так все странно вышло. Никаких конфликтов - надежды маленький оркестрик, сикстет имени Льва Николаевича кружит и кружит, по одному исчезая в темноту.

Алексей Гончаренко

То ли поминки, то ли проводы. Незадачливый покойник то слегка приподнимется, лежа на столе, то ненадолго задумывается об отъезде. В буклете персонаж заводилы этого действия Матиа Сольце назван Николаем. Если искать контекст, то «Kar» интересно рассмотреть рядом со спектаклями SounDram’ы Владимира Панкова, более чем у Панкова приправленного черным юмором кабаре. Чешские актеры играют на музыкальных инструментах и исполняют песни по случаю, оставляя от романа Толстого несколько реплик, смешивая их в гротескные сцены. Анна К. дарит сыну паровозик, Каренин просит вытереть свою руку после принятия ванны, и слуга проворно работает с полотенцем и ложкой. Дело в том, что все роли здесь исполняют бутылки и рюмки, стаканы и салфетки. А персонажей в живом плане можно сравнить с героями безумного чаепития, только вместо чая самовар исправно поставляет водку. «We are going to die», - залихватски поют в финале актеры, «Дай-дай-дай-дай», - с энтузиазмом подпевает им соглашающийся на близкий конец зрительный зал.