ШЕСТОЙ ДЕНЬ БТК-ФЕСТА: RUSSIAN CASE

24 НОЯБРЯ. ДЕНЬ ШЕСТОЙ.

 

Заключительный день фестиваля включал в себя детский спектакль в шатре от московского театра «Домик Фанни Белл», спектакль БТК «Шекспир-лаборатория», знаменитую постановку Театра им. Образцова «Ленинградка» и, напоследок, концерт группы «Сказы».

           

«Я ДЕЛАЮ МИР», ТЕАТР «ДОМИК ФАННИ БЕЛЛ»

Театр «Домик Фанни Белл» представил спектакль для самых маленьких зрителей, как в начале спектакля сказали сами артисты – представление будет интересно посмотреть уже полуторагодовалым детям.

В фойе театра разбита просторная небесного цвета палатка. «Сцена» внутри заставлена картонными коробками разного размера. Пётр Вяткин, представившись зрителям как «Петя», начинает оживлять пространство. Вот из самой большой коробки вылезает его напарница Татьяна Мелентьева, и они вместе начинают «делать мир».

Из рулонов плотной серой бумаги получаются горы, из синей – река. Вдруг на разворотах белых книжек появляются фигурки пингвинов, из тонкой бумаги уже склеена юрта. Вот и создан маленький северный мирок. Постепенно там вырастают пышные ели, светит северное сияние. Дети, наблюдая с интересом, подсказывают, что же такое сейчас построили на сцене.

Постепенно в природный мир приходит цивилизация. Появляются деревянные дома, нарисованные на разворотах книг, коровы на бумажных открытках, поле – рулон обоев в цветочек. Проходит и железная дорога, паровоз гудит, дети отзываются: «Это же поезд!». А дальше строятся большие дома – их роль исполняют бумажные продуктовые пакеты. Они загромождают прежний мир полностью, коровы с поля и овцы с гор пересаживаются на коробку с табличкой «Zoo». Однако, несмотря на такую не самую обнадеживающую урбанизацию, представление кончается на доброй ноте. В город приходит зима – огромные снежинки-красавицы приземляются на серые высотки, а в доме наряжают елку и слушают удары курантов.

После спектакля маленьких зрителей учили делать различные поделки своими руками, складывать самим бумажных героев представления.

 

«ШЕКСПИР-ЛАБОРАТОРИЯ», БОЛЬШОЙ ТЕАТР КУКОЛ

Густонаселенный мир шекспировских образов сокращается до образов самых знаковых, переходящих в символы. Макбет здесь – подвешенный бумажный человечек, которому, без особенного усилия, леди Макбет отрывает руки, ноги, которого она кромсает и терзает.  Когда Макбет уничтожен, она с торжествующей улыбкой сложит из кусочков порванной бумаги себе корону.

Здесь есть три дочери Лира и сам король –грубо сшитая в человеческий рост плюшевая кукла, вместо глаз и рта которой красные нитки, будто кровавые раны. Дочери отличаются между собой в момент небольшого переодевания – у каждой свой берет. Измученной кукле-отцу разрывают грудь, так он и остается лежать.

Череда образов и проб, как можно сыграть Шекспира, что найти в нем и как это непосредственно выразить, ко второму действию выходит к основной мысли спектакля. Отрывок из «Гамлета» в исполнении Романа Дадаева, в котором он разыгрывает некоторые сцены один от лица всех героев, кроме того, разыгрывает на английском, иногда вставляя некоторые русские слова. На нем шлем летчика, который в конце отрывка станет головой Йорика. «Трудно быть самим собой»,- устало, с горькой иронией выдохнет герой Дадаева.

Образ того «самого себя» мы увидим в последнем отрывке. Михаил Ложкин, будучи до этого все действие безголовой шинелью, открывал и закрывал полиэтиленовые кулисы, тем самым соединяя действие. Теперь он развоплотился в простого человека, увлеченно взвешивающего две рюмки на весах. На бутылке наклеен портрет Шекспира. Обаятельно улыбаясь, Ложкин нарезает хлеб и любовно раскладывает на него кружки помидор. Неудача с весами ничуть не смущает героя, он решительно опрокидывает обе рюмки, разрезает луковицу и прикладывает местом среза к глазам. Слезы выступили на глаза, но он улыбается, будто познал самую большую истину в своей жизни. Трудно быть самим собой.

 

«ЛЕНИНГРАДКА», ГАЦТК ИМ С.В. ОБРАЗЦОВА

Последний спектакль БТК-ФЕСТа стал очень символичным завершением фестиваля. Театр имени С.В. Образцова представил спектакль «Ленинградка», который прежде игрался в Петербурге, однако последние годы был в Москве. Спектакль о маленькой девочке-блокаднице, потерявшей из-за войны и отца, и мать, живущей под опекой одного лишь домового.

Большую часть спектакля занимает видео, в котором мы и знакомимся с Валей и ее семьей. Отец уходит воевать, мать убивают во время обстрела города. Но в их доме живет домовой. Маленький хранитель домашнего очага и уюта – большеглазый, бородатый. На его маленькие плечики опускается груз домашних проблем. Накормить Валю, выменяв у подлой Крысы на дорогой перстень всего сто пятьдесят граммов хлеба, отвезти письмо для отца Вали на фронт.

Важно, что история о блокаде рассказывается с другой стороны: здесь история дома, потеря семьи рассматривается с позиции ребенка и детского мира, того, что окружает девочку – кот, домовой, кукла. Зрителю предлагают в некотором смысле взгляд «снизу». Ужасы войны преломляются через призму домашнего быта, уюта мелочей, когда домовой вынужден ради Вали пойти на фронт, сбрить бороду, научиться маршировать.

В этом мире есть и предатели, такие, как Крыса-меняла, которая обладает немалыми запасами крупы и хлеба, обменивая их по абсолютно заоблачному тарифу. Однажды она попытается перебежать на фашистскую сторону, вкусив из консервной банки со свастикой на крышке. Но и она будет наказана. А в конце, после всех событий, будто живя вне времени, на сцене снова появится домовой, все так же одетый в рабочий фартук, с метелкой в руке. Часовой дома.

Так, с мощным антивоенным посылом, и закончится последний день фестиваля.

 

Материал подготовила Елизавета Сорокина